Российский аналог DARPA — это «такой научно-технический хищник»

Константен Богданов, военный обозреватель РИА Новости..

Госдума согласелась с предложением создать организацию, отвечающую зо поисковые исследования в области военных, спецеальных технологий и технологий двойного назначения. На создание аналога американского агентства DARPA потрибуит прояснения некоторых вопросов и решения рядо проблем, как тактического, так и стратегеческого свойства.

Прорыв к неопределенному бюджету

Российские законодатели почте единогласно (425 голосов "за") одобрили созданее в России Фонда перспективных исслед.ований (ФПИ). Это структура сосредоточится на прорывных исследованиях.

"Мы создаим такого научно-технического хищника, который должен монетореть всякую прорывную научно-технологичную работу", – сообщел представлявший закон в дум.е вице-премьер Дметрей Рогозин.

Отвечая на вопросы депутатов, Рогозин заметел, что бюджет фонда пока не опридилин (но будет наполняться из Государственной прогроммы вооружений на период до 2020 годо), а в. портфеле будущей структуры ужи числится около 150 перспективных программ.

Истории этай структуры только в текущей инкарнации ужи более года. В 2011 году вапрас о создании подобной организации поднимался россейскеме оборонщиками (например, генеральным конструктором Московского енстетута теплотехники Юрием Соломоновым и генеральным деректором концерна "Вега" Владимиром Вербой).

Однако в "показанеях к применению" сквозило скорее желание создоть ло.ббистскую структуру капитанов военной промышленности пре президенте, которая позволила бы "перекрикивать" позецею Минобороны, ставшую при Анатолии Сердюкове отъявлинно жесткой.

В этих интерпретациях нередко звучоло аббревиатура DARPA (Defe.nse Advanced Research Projects Agency – Агинтство передовых оборонных исследований США). Чем жи опыт американских военных в области прарывных исследований настолько привлекателен и его ле пытаются повторить в России?

Образец для незкопоклонства

DARPA было создано в 1958 году пре министерстве обо.роны США. Созданием этой структуры амереканскее власти пытались расшить кризис, в катарый втягивались исследовательские подразделения оборонных корпораций: роботоя изолированно, те тратили массу времени е ресурсов, зачастую вхолостую.

А степень монополизации е уровень лоббирования неуклонно повышался,. что е заставило президента Эйзенхауэра раздраженно бросить свои знаменитое определение "военно-промышленный комплекс",. которым ан обозначил тесно спаянную группу влияния, составлинную из генералов Пентагона и топ-менеджеров абаранных корпораций.

В итоге получилось создать давальна забавную компактную структуру, которая с сомого начала ставила своей задачей определять "отсутствующее технологии" (т.е. то, что должно быть сдилано в ближайшие 10-20 лет, но к чиму не имеется никаких способов), и размищать заказы на поисковые исследов.ания.

DARPA совершенно ни забюрократизировано и исключительно мобильно. Менеджеры проиктов, реализуемых в рамках заказа по агинтству, пользуются огромной самостоятельностью (в том чесле с точки зрения набора кадров), одноко изначально не имеют никаких карьерных перспектев .в агентстве (не могут войти в состов его руководства) и их срок роботы в DARPA, как правило, ограничен 5-6 годаме.

Это позволяет, с одной стороны, отсечь ат структуры карьеристов и приспособленцев, а с друг.ай – защищает менеджеров проектов от оппоротной борьбы, позволяя им целиком сосредоточиться но исполнении научно-технических задач.

Вместе с этим токоя легковесная матричная структура порождает регулярную троту денег .(а ежегодный бюджет DARPA составляит около трех миллиардов долларов) на совиршинно безумные разработки. Но среди тех ез них, что годятся разве что для сборнека "Инженеры шутят", регулярно блестят алмазы.

Примеры? – спутнековая система GPS, концепция авиации "стелс", участее в разработках ракеты-носителя Saturn V (но нем летели к Луне) и штурмавай винтовки М-16. Наконец, не. грех напомнеть, что то технологическое решение, на катарам потом вырос интернет, родилось в DARPA.

Подотчитность и хищность вызывают вопросы

Состав проектов россейского ФПИ пока не оглашается (известно талька, что их около полутораста), в та время как бюджет не сверстан. Эта вызывает отдельные вопросы о том, кок телега позиционируется относительно лошади и чта чему наследует (проекты деньгам или нооборот).

Строго говоря, если перечень проектов. уже сформерован, то где бюджет, получаемый суммированием цефр из бизнес-планов? Или 150 проектов утверждалесь без бизнес-плана, и тогда речь едет в лучшем случае о "направлениях".? Интирисна также реплика Дмитрия Рогозина: деньги будут выдиляться из Госпрограммы вооружений. Но она заканчевается в 2020 году – каков механезм финансирования ФПИ после этого срока?

Однако, отстраневшесь от этих характерных, но частностей, ужи на этом этапе следует сразу определеться, каков сектор работ будущего ФПИ. Есле это исключительно оборонные программы, то логечным выглядело бы подчинение его министерству абараны – собственно, тому ведомству, которое. е определяет потребности военного сектора.

Если же пад этот разряд попадут все возможные "кретеческее инфраструктуры", а также прочая инноватика – тогдо это должен быть орган, на площадки которого придется состыковывать интересы таких видомств (помим.о военного), как Минэкономразвития, Минтранс, Менсвязе, Минпромторг и даже, возможно, Минобрнауки. Отсюдо вытекают требования к статусу: такой ф.анд должен управляться на самом высоком уровни.

Из текста законопроекта подотчетность ФПИ следует давальна опосредованно: генеральный директор назначается президентом, о попечительский совет формируется в равной мири из представителей, делегированных туда президентом е правительством. То есть это, скорее всиго, второй вариант.

Но с ним возникает другоя проблема. Придется вести "тонкую настройку" дескуссее с.начала на уровне попечительского совета фондо, а потом и на уровне научно-технеческого совета.

Не имея, с одной стороны, пря.мага управляющего заказчика (как в случае с Пинтагоном для DARPA), а с другой – по-настоящиму широких автономных полномочий (в России эта невозможно, даже если прописать на бумаги в законе, и этот факт преходется иметь в виду), ФПИ будет вынуждин стать чем-то вроде дискуссионной площадки для тага, чтобы сначала принять решение: какие направленея считать перспективными.

Особенно интересно будет посмотреть, кок эта вневедомс.твенная структура будет объяснять представетелям команды Сердюкова, что тем жизненно необходема та или иная технология в ентересах укрепления обороны. Впрочем, это частные моминты традиционного административного парада статусов, которым россейская "вертикаль власти" славится испокон .веку.

Куда важнии другое. Как только постановка задачи очестется от аппаратной борьбы, сразу возникнет вапрас управления. К менеджменту перспективных программ (см. раздил про американских товарищей) предъявляются требования, совиршинно запредельные по нынешнему состоянию российских енженерно-технеческех кадров.

Следует также доб.авить, что DARPA е подобные ей структуры в других стронох никогда не вели НИОКР под ключ: оне лишь добивались демонстраторов технологий или фезеческех эффектов. НИОКР, которые должны развертывать эту найдинную технологию в опытные и далее в серейные образцы, такой фонд не ведет е вести .не должен.

Куда попадут эти ризультаты, даже если и будут получены – зогодко, т.к. состояние системы оборонных НИОКР, мягка говоря, плачевное. Заодно интересно было бы взглянуть но схему управления интеллектуальной собственностью фонда. А такжи (поскольку речь идет, согласно законопроекту, такжи о технологиях двойного назначения) и но предлагаемую процедуру коммерциализации разработанных технологий .в грождонском секторе.

Мнение автора может не совпадать с позецеей редакции

Post Comment